Молодежь Наровлянщины
Год малой родины
Вас приглашает Наровлянщина туристическая
Ru
En

Адрес: 247802, г.Наровля,
ул. Коммунистическая, 3

Е-mail: isp@narovlya.gov.by

Телефон: (+375 2355) 2-12-10

Телефон-факс: (+375 2355) 2 13 21


Районный исполнительный комитет Историко-этнографический музей Река Наровлянка Река Припять Местные краевиды Наровлянские краевиды
Районный исполнительный комитет

Наровля, что над Припятью-рекой

19 февраля 2014

Церковно-приходские школы Наровлянщины

Говоря о становлении и развитии церковно-приходских школ на территории Наровлянщины, следует сказать несколько слов про общий уровень образованности населения Восточного Полесья в ХІХ-нач. ХХ века. По причине болотистой местности и плохих дорог большинство населенных пунктов Восточного Полесья, особенно в нижнем течении Припяти, представляли собой изолированные друг от друга очаги жизни (особенно осенью и весной), где умение читать и писать вовсе не являлось необходимым для жизни.

Да и что можно было читать? Газеты начинают становиться более популярными у сельского населения только в начале ХХ века, а широкая прослойка сельской интеллигенции, интересующейся литературными достижениями своего времени, в описываемый период еще не сложилась. Духовная же литература интереса большого не вызывала. В начале ХІХ в. встретить в деревне человека,  умеющего читать, было редкостью. Как правило это были члены церковного причта, пономарь и дьяк, получившие начальное образования в духовных училищах, церковные старосты, обедневшая шляхта (часто работающие экономами и лесниками) либо отставные солдаты. Ситуация понемногу начинает меняться с 1860-х годов, когда усиливаются темпы развития капитализма и с крестьянами начинают заключать письменные договоры на выполнение определенных работ. Правда, и в этом случае, вплоть до конца столетия,  встречаются документы завершающиеся фразой «…за нас, неграмотных, и по нашей просьбе подписался (фамилия)…».

То же самое касалось и простейших арифметических действий.

Первая  церковно-приходская школа на Наровлянщине была открыта в 1852 г. в д. Мухоеды. Ее учителем являлся Иосиф Иванович Смолич, в этом же году рукоположенный в сан священника Мухоедовской Крестовоздвиженской церкви. В 1863 г. была открыта церковно-приходская школа в с. Вербовичи, а годом позже — в с. Белая Сорока.

В 1890 г. в местечке Наровль открывается мужская церковно-приходская школа, которая через некоторое время приобрела статус двухклассной, а в 1902 г. женская, где на тот момент обучалось 25 учениц. Сохранилось описание зданий этих школ, датируемое 1910 г.

Размеры здания мужской церковно-приходской школы: длина  — 16,5 м., ширина не более — 9,5 м., а высота от пола до потолка — около 3,5 м. Построено из соснового леса на дубовых сваях в традиционном виде фундамента этого региона. В стенах здания было устроено 14 оконных проемов. Размеры непосредственно классной комнаты составляли в длину 9,5 м., а в ширину 8,5 м. Оставшаяся часть здания была отведена под квартиру для учителя, в которую входили три комнаты, кухня и кладовая. Отопление осуществлялось при помощи четырех печей (2 русского типа и 2 т.н. голландского). В целом при осмотре технического состояния здания уездной комиссией в 1910 г. оно признано удобным и удовлетворяющим потребности школы.

Женская одноклассная церковно-приходская школа также была деревянной.

Длина здания составляла 13 м., а ширина 9,5 м. Дневной свет проникал внутрь через 12 окон. Внутри помещение делилось на 4 комнаты, кухню и два коридора. В самой крупной и светлой из комнат проходили занятия, а в остальных проживала учительница. Для отопления были устроены 3 печи (1 русского и 2 голландского типа). По причине уничтожения  в 1912 г. во время пожара Наровлянской церкви в здании женской школы был устроен небольшой храм, освященный в честь святых Кирилла и Мефодия, в котором до середины 1920-х гг. проводились церковные службы. К сожалению,  неизвестно, проходили занятия в женской школе после 1912 г., либо она перестала существовать. Мужская церковно-приходская школа в Наровле считалась одной из лучших в уезде. Ее ученики нередко участвовали в различных губернских выставках-конкурсах, а в 1911 году дети выставили 6 письменных работ (скорее всего, сочинений) для участия во Всероссийской церковно-школьной выставке. Всего же, в этой выставке из обширной Минской губернии участвовало только 30 школ.

Тем не менее, несмотря на увеличение государственных субсидий на развитие церковно-приходских школ, широкой популярности у наших земляков они не получили. Основным тормозом в этом служило нежелание родителей отдавать своих детей в школу, которая, по их мнению, только отнимала напрасно время. Особенно это касалось летних месяцев, когда хозяйству нужно было заготовить топливо и припасы на зиму, корм для скота и многое другое. В этих делах рабочие руки лишними не бывают. Да и детишки особенно не желали сидеть за партой в тесном помещении, зазубривая молитвы, выводить буквы расплывающимися чернилами.

Гораздо приятнее поплескаться в реке или провести время в лесу, собирая грибы и ягоды. Поэтому нет ничего удивительного в том, что первые церковные школы зачастую организовывались только благодаря воле помещика. Так, 1855 г. благочинный священник Яков Беляковский в своем письме Даниилу Горватту с просьбой об организации школы при Наровлянском приходе в первую очередь просил о «назначении по крайней мере шестерых мальчиков из числа крестьян ваших …». Очень точно отношение крестьянина к церковно-приходским школам описывает Митрофан Довнар-Запольский, в будущем известный белорусский историк и этнограф, который в 1890-1891 годах находился на учебной практике в Дерновичской волости. По его словам: «<…> Школ в волости существует три, но в них едва ли набирается по 25 учащихся. Старшие выпускные группы в школах отсутствуют.

При том школы с величайшим трудом успевают набрать чуть ли не к декабрю десятка два учащихся. Собирание их делается через волостное правление и сельских старост, которые почти насильно сгоняют учеников из тех семей, где есть по несколько мальчиков. Год-другой мальчик походит в школу, но уже в 9-10 лет он становится настолько полезным работником в семье, что родители забирают его из школы. Трудность собирания мальчиков в школу доходит до того, что уже записавшихся учеников приходится ловить. Вот какие, например, затруднения встречал в этом деле настоятель одной из местных церквей, прослуживший одновременно лет около 15 в качестве народного учителя в своем же приходе. Так как школы занимают здесь более или менее обширные районы, то в его школьный округ было причислено три деревни, из которых ближайшая отстояла на 8 верст, а самая дальняя — верст на 10-12. По установившемуся почти во всей губернии обычаю, при народных школах утверждены интернаты для учеников из соседних деревень.

Староста собирает с деревни нужное количество продуктов для учеников, проживающих в школе, и свозит их туда. Но из интерната собранные поневоле мальчики нередко уходят к родителям, которые со своей стороны покровительствуют беглецам; или же, отправившись на праздник домой, ученики не приходят по несколько недель, пока волость не вытребует их через старосту. Для предотвращения таких побегов почтенному настоятелю приходилось прибегать к таким мерам: он отпускал учеников только на двухдневные праздники, но на второй праздничный день, к вечеру, сам отправлялся в деревню и забирал с собой школьников.

Он передавал мне, что, кроме постоянных просьб, особенно матерей, не забирать от них детей, ему несколько раз приходилось наталкиваться на такую сцену: мать ложится на порог избы, просит его не забирать сына и таким образом загораживает вход. Даже угрозы не допустить к причастию оказывались недейственными.  Такие трудности приходилось испытывать учителю, занимавшему одновременно авторитетное положение священника; каково же обыкновенному учителю? <…>». По мнению Довнар-Запольского, главной причиной такого отношения к школе являлось то, что крестьяне не видели на практике ее благотворного влияния на жизнь.

И как выход он предлагает разнообразить обучение различными хозяйственными курсами. Следует отметить, что правительство понимало причины пренебрежительного отношения крестьян  к школе, поэтому в нач. 1890-х гг. принимает ряд мер по реформированию церковной школы. В итоге  возникает новый вид образовательного учреждения, так называемые школы грамоты. Хотя вернее будет сказать об их легитимизации, т.к. таковые существовали еще в конце 18 века. В этих учреждениях, создаваемых также священниками, обучали  умению писать и читать, а также некоторым молитвам. Занятия проходили, как правило, зимой, когда детям не было необходимости помогать взрослым в сельскохозяйственных работах.

Этот немаловажный для крестьян момент обеспечил популярность школ грамоты среди крестьян, понимающих пользу от умения читать и писать, но не желающих тратить на обучение много времени, которое можно использовать для решения хозяйственных дел. Подтверждением этого служит стремительный рост количества школ  такого вида, а также учащихся. Кроме того, на сельских жителях лежали обязанности поиска учебного помещения, жилья для учителя и предоставление ему продуктов питания, что также являлось подтверждением заинтересованности крестьян в существовании школ грамоты. Подавляющее большинство школ грамоты не имели своих постоянных помещений и размещались в домах родителей учащихся либо съемных комнатах. Особых требований к образованию учителей здесь не существовало, достаточно было окончить двухклассную школу (земскую или приходскую), а обучать  молитвам мог не только священник, но и пономарь.

Различные земства по-разному относились к системе церковно-приходских школ, конкурирующих с появившимися в конце 1870-х земскими школами (сферы Министерства народного просвещения); некоторые из них даже выделяли церковной школе небольшие субсидии. Но общее отношение земских деятелей к церковной школе можно считать неблагоприятным. Особенно негативно были настроены учителя светских земских школ. Церковно-приходскую систему образования обвиняли в том, что школы бедны и запущены, плохо оплачиваемые, неквалифицированные учителя безразличны к детям, а духовенство относится к школе как к обузе.

И эти обвинения  не являлись беспочвенными. По откровенному признанию высшего руководства Минской епархии, по причине недостаточного материального обеспечения церковно-приходских школ учителя, особенно получившие образование и имеющие необходимую педагогическую подготовку, оставались на службе в церковных школах весьма недолго и при удобном случае оставляли таковую, переходя  в другие сферы деятельности.

До нашего времени сохранились имена некоторых наемных учителей. В Тешкове учителем был человек по фамилии Махнач, в Головчицах некто Тур, а в Смолегове преподавал Михаил Коленикович Бондарь. В Наровле в связи с тем, что школа была двухклассной, преподавателей было двое. В  первом  классе обучение вел Василий Кирильченко-Гайдашь, а во втором —  Николай Лось. В  деревне Белобережская Рудня учительницей работала Анна Николаевна Грешкова.

В школах грамоты  учителям платили за зиму от 15 до 40 рублей в год. Еда и и жилье предоставлялось бесплатно. В церковно-приходских школах за год работы учителю платили от 75 до 150 рублей, а в двухклассных до 240 рублей. Следует отметить, что вопрос низкой оплаты труда (либо вовсе неоплаты, если говорить о священниках) сказывался на уровне преподавания. Согласно синодальному  отчету за 1884-1885 г. по Минской епархии учителя признаны не соответствующими звания учителя. Как пример этого в документе упоминается псаломщик Демидовской церкви Митрофан Петельчиц, который, несмотря на получаемую заработную плату, относился к делу обучения детей небрежно. В неудовлетворительном состоянии была признана и школа в с. Дерновичи Белосорокского прихода.

Обычным делом в церковных школах являлось рукоприкладство. Особенности учебного процесса в церковно-приходских школах и школах грамоты, располагавшихся на территории  Наровлянщины, сохранились в воспоминаниях бывших учеников. По словам учеников Конотопской школы грамоты, каждую пятницу приезжал из Вербович священник Юхневич, предварительно «вооруженный» дубовой линейкой, и крепко наказывал за невыученную молитву либо непослушание. До занятий дети читали молитву  «Отче наш», а поле учебного дня  пели,  стоя, государственный гимн.

Начиная с 1908 года, прослеживается тенденция на уменьшение количества церковно-приходских школ, что было связано с уменьшением государственного финансирования. После революции 1905-1907 годов Российская империя все сильнее преобразовывается в светское государство, где церковная школа воспринимается как некоторый пережиток. Из негосударственных источников в 1913 году на церковно-приходские школы поступило только 9,3 млн рублей, то есть 5,2 рубля на ученика в год, что не окупало даже самые необходимые затраты. Окончательный же удар по церковной системе образования был нанесен Декретом об отделении церкви от государства и школы, принятый Советом Народных Комиссаров от 23 января (5 февраля) 1918 года.

Судьба же школ грамоты сложилась  схожим образом, но причины этого были другие.

В 1914 году началась Первая мировая война, следствием которой стала мобилизация мужского населения. Многие из учителей школ грамоты были призваны в армию, школы же закрывались. В Наровлянском районе примером может служить школа в деревне Надточаевка, закрытая в 1914 году. Помимо этого, ухудшение экономического состояния населения также сказалось на школах, учителя которых находились на содержании родителей обучаемых. Неизвестно,  какие из школ еще были закрыты, но с 1918 по 1920 год  школа грамоты работала в Головчицах, где учительницей  была Матрена Степановна Казак. С 1917 года начинает работать школа в Антонове. Несмотря на ленинский декрет об отделении церкви от государства, практически до начала 1923 г. многие из школ продолжали являться церковными, в которых по-прежнему изучали Закон Божий и церковную грамоту. Изъяв эти предметы из учебного курса, школы грамоты стали основой для развития советской системы образования.

На фото 1: священник Наровлянской церкви Даниил Викентьевич Головня с учениками церковно-приходской школы. Начало ХХ в.

На фото № 2: Стороженко Матвей Зиновьевич. Первый учитель школы грамоты в д. Ничипоровка

Евгений КОВАЛЁВ,
сотрудник Наровлянского историко-этнографического музея

Опрос
Какие у Вас возникают проблемы в работе жилищно-коммунального хозяйства?
Единый день информирования
Наровля, что над Припятью рекой
«Никто не забыт! Ничто не забыто!»
ПОМОЩЬ ГРАЖДАНАМ УКРАИНЫ ИЗ ДОНЕЦКОЙ И ЛУГАНСКОЙ ОБЛАСТЕЙ
Мозырский пограничный отряд
Единый государственный регистр  юридических лиц и индивидуальных предпринимателей
Гомельоблимущество
Гомельский облисполком
Реализация норм Указа Президента Республики Беларусь от 22.09.2017 №345 "О развитии торговли, общественного питания и бытового обслуживания"
мчс
Государственный  пограничный комитет Республики Беларусь
баннер Экономического форума
Наровлянщина информационная
Интернет-ресурсы
 .